Глава 819. Напряженная схватка с Чжэн Чжэнем.

Чжэн Чжэнь, сконцентрировав внимание на Юэ Чжуне, неспешно заговорил, стремясь казаться спокойным и уверенным:

— Юэ Чжун, нам стоит сотрудничать, а не сражаться, и в таком случае я согласен на то, чтобы и Ло Цинцин, и Лю Мэй достались тебе, как и половина женщин Долины Штормов и Ветров, и половина самой Долины. А став моим соправителем, в будущем ты сможешь насладиться властью и над всем Цинчжоу!

Для Чжэн Чжэня было не таким уж и трагическим событием гибель Дуга, половина Долины — тоже неплохо, и заплатит он за это всего лишь местными женщинами. После того как Чжэн Чжэнь сделал предложение, он напрягся в ожидании ответа.

— Ты уж извини, но с цепными псами рептилоидов дел иметь не желаю, — Юэ Чжун, окутанный «Ки Тьмы», ринулся к противнику и занёс для удара меч из когтя огненной птицы. Чжэн Чжэнь громко взревел, и из его тела высвободилась накопленная в нём ужасающая сила в виде слегка изогнутых серых световых крыльев, что и полетели одно за другим в Юэ Чжуна.

Юэ Чжун с исказившимся лицом только и мог, что стараться разрушить все до единой световые формации ударами меча и не допустить их попадания по своему телу.

Он смог расщепить несколько этих световых построений, но заплатить за это пришлось отступлением на несколько десятков метров, почти онемевшей от ударов правой рукой и порезами в правой части живота и на левом плече, из которых сочилась кровь. Даже фрагменты их были опасны для его тела.

Снова посмотрев на Чжэн Чжэня, Юэ Чжун осознал: «Воин 5-го типа ужасно силён, а даже эта фальшивка вполне способна убить меня!»

Чжэн Чжэнь, воин 4-го типа на пике развития, которого Юэ Чжун без труда запинывал до этого, благодаря усиливающей драконьей броне достиг уровня мощи, соответствующего слабейшим воинам 5-го, и был теперь способен своими ударами нанести землянину крайне тяжкие раны или вообще убить его.

— Ха-ха-ха! Юэ Чжун, раз ты не согласился на моё предложение, то сдохни же, как собака! — заревел Чжэн Чжэнь с перекошенным от нагнетаемой в его тело энергии лицом и вздувшимися венами. Он побежал в сторону Юэ Чжуна, нанося кулаками удары по воздуху, и каждый раз серые световые построения в виде крыльев слетали с них. Так велика была мощь его тела, усиливаемая драконьей бронёй, что, когда он устремился вперёд к землянину, от силы первичного толчка его ног на каменном полу дворца образовалась внушительных размеров воронка.

Сам же Юэ Чжун толчком ноги переместился в сторону, оказавшись перед Чжэн Юнь, и нанеся ей удар в живот.



Женщина, полностью сосредоточившаяся на бое с Тёмным скелетом, просто была не готова к чему-то подобному. Всё, что она могла сделать, так это беспомощно наблюдать, как кулак Юэ Чжуна входит в соприкосновение с штормовой бронёй в районе её живота. Как следствие удара, её в который раз с грохотом впечатало в стену.

В глазницах Тёмного скелета вспыхнуло на секунду демоническое пламя, и он тут же сблизился с женщиной, и множество костяных шипов и копий вылетело из его тела по направлению к Чжэн Юнь.

Женщина, что от удара отправившего её в стену выпустила из рук своё оружие, только и могла, что перехватить ладонями одно из костяных копий, удерживая его от удара, но множество других, нацеленных в жизненно важные органы, с ужасающей силой врезались в штормовую броню.

Исполинская мощь, с которой были устремлены костяные копья, заставили завибрировать штормовые доспехи, снова угнетая заброневым воздействием жизненные силы женщины, заставив все основные органы страдать от этого, а кровь почти что идти от удара в обратном направлении.

Лю Мэй, отброшенная в сторону пинком Дуга, закричала:

— Избавь меня от этих кровососущих лоз, и я в долгу не останусь!

Лозы, так и погруженные в её тело, продолжали гнать внутрь женского организма ослабляющий секрет, что делал из женщины с силой воина 4-го типа начального уровня, которой она была, обычную женщину, что была бы не в силах даже крылья курице связать.

Юэ Чжун просто бросил на неё мимолётный равнодушный взгляд, и шага не сделав в её сторону. Зная её коварное и самолюбивое естество, Юэ Чжун понимал, что в тот момент, как он освободит её, она не поможет ему, а постарается убраться отсюда как можно дальше и как можно скорее.

Кроме того, чтобы заполучить город Штормов и Ветров ему надо оставаться на стоне Ло Цинцин, а между сёстрами была очень глубокая ненависть.



— Сдохни! Сдохни! Сдохни!

С налитыми кровью глазами да с искажённым от перенапряжённых мышц и ужасно набухших вен лицом Чжэн Чжэнь, под ногами которого при каждом шаге покрывался трещинами каменный пол дворца, нёсся на Юэ Чжуна.

Оказавшись перед Юэ Чжуном, Чжэн Чжэнь вскинул для удара правый кулак, и рука окуталась множество световых построений в виде серых крыльев, что понеслись в землянина.

Стоило серым крыльям начать взрезаться в тело Юэ Чжуна, как оно обратилось клубами осыпающейся пыли.

Настоящий же Юэ Чжун, материализовавшийся позади своего уничтоженного аватара, вскинул клинок из когтя огненной птицы и нанёс удар.

Чжэн Чжэнь испытал дикое наслаждение и радость при виде и понимании того, что его удар прошёл и достиг тела ненавистного врага. Тем не менее драконья броня, наделив его мощью начального воина 5-го типа, в качестве побочного эффекта относительно незначительно отрицательно повлияла на скорость его реакции и остроту восприятия.

Поэтому осознание, что он уничтожил обманку, и вид опускающегося огненного клинка достигли его мозга практически одновременно. Спасаясь от почти неизбежной казни под мечом Юэ Чжуна, Чжэн Чжэнь испустил оглушающий рёв и не пожалел мощи в выбросе энергии, что разошлась от его талии в виде круга серого цвета, который, казалось, был способен разрезать почти всё встреченное на его пути.

Оставлял за собой десятки остаточных изображений в воздухе, огненный клинок стал рубить и разламывать световое построение, шедшее в сторону Юэ Чжуна. Несмотря на использование «Ки Тьмы», землянин оказался отброшен ударом серого света на десятки метров, а тело его покрывало множество порезов, сочившихся кровью.

«Все же разрыв между воином 5-го типа начального уровня и воином 4-го на пике развития огромен, настолько, что они даже не могут считаться и приблизительно равными противниками!» — в волнении подвёл для себя Юэ Чжун.

Чжэн Чжэнь, видом сейчас своим напоминавший скорее демона, чем человека, исчез и в следующее мгновение материализовался перед Юэ Чжуном, после чего снова ниспослал в него множество световых формаций.

Юэ Чжуну только и оставалось, что, используя огненный клинок и усиливающий эффект «Ки Тьмы», отбиваться от серых «крыльев», возникая то там, то здесь в дворцовом зале, снова и снова этим способом уходя от ударов.

Летевшие от Чжэн Чжэня серые крылья казались просто бесконечными, и каждое из них было способно располовинить воина 4-го типа на пике развития.

Несмотря на все свои усилия и известные ему трюки, что использовал Юэ Чжун для уничтожения световых формаций, время от времени на его теле появлялись всё новые и новые резаные раны.

— А-А-А-а-а-а-а-а-а?!

Пять минут уже продолжался интенсивный бой, когда Чжэн Чжэнь внезапно задрожал всем телом, остановился и издал оглушительный крик. В следующую секунду все кровеносные сосуды на его теле вскрылись, как труба, в которую подали давление, на неё не рассчитанное, вид у него при этом был просто ужасный.

Истинная мощь Чжэн Чжэня была в пределах воина 4-го типа. Только благодаря поддержке брони он заполучил силу 5-го, но из-за неспособности быстро покончить с противником тело его принялось разрушаться. Воспользовавшись этой возможностью, к нему подскочил Юэ Чжун и одним ударом снёс ему голову с плеч.

Вверх ударил кровавый фонтан, и безголовый труп завалился на пол, где до этого стоял, а отметка Системы впитала полученную жизненную силу.

Глядя на недвижимое тело Чжэн Чжэня, Юэ Чжун подумал про себя: «Я почти проиграл такой фальшивке под настоящего воина 5-го типа. Похоже, при своей нынешней силе я могу биться с воином 5-го типа, рассчитывая на победу, только будучи одетым в солнечный доспех».

Причина, по которой Юэ Чжун затянул бой на столь продолжительное время, заключалась в том, что ему хотелось прикинуть разницу между собой нынешним и воином 5-го типа. И в конце концов он убедился, что разрыв в силе между настоящим воином 5-го типа и им чрезвычайно велик.

Благодаря своей физиологии, отличной от человеческой, вампиры, людоеды, рептилоиды — любой из божественных воинов этих видов был сильнее воина-человека равного с ними типа, и превосходство это было весьма значительным.

Без применения усиливающей солнечной брони или сверхпродвинутого оружия, даже при схватке с таким эрзацем воина 5-го типа, как Чжэн Чжэнь, Юэ Чжуну было очень непросто. А сойдись он на таких же условиях с настоящим воином 5-го типа, и землянина ожидала бы только смерть.

Ло Цинцин смотрела на Юэ Чжуна, после того как тот убил Чжэн Чжэня, внимательным и настороженным взглядом, а в сердце её жила тревога. Уж она-то знала, насколько люди могут быть коварными, безжалостными и лживыми.

Для неё было бы очень наивно думать, что Юэ Чжун — это человек, достойный называться праведником.

Сейчас никто в этом зале не смог бы воспротивиться Юэ Чжуну, захоти он использовать Лю Мэй или её саму для своего развлечения, если бы решил нарушить свои обещания.

Юэ Чжун опустился на колено рядом с королевой Долины и произнёс:

— Ло Цинцин, ты не передумала насчёт выполнения своих обещаний?

Глаза женщины вспыхнули решимостью:

— Конечно же нет! Я всегда выполняю обещанное!

— Что за ядом тебя отравили? — спросил Юэ Чжун.

По состоянию Ло Цинцин было ясно видно, что её явно отравили чем-то серьёзным, а иначе физиология воина 4-го типа уже давно бы справилась с этим ядом.

Внезапно в разговор вступила лежащая ничком Лю Мэй:

— Этот яд составлен из семи ядовитых мутировавших растений. И только я знаю, как и чем его выводить. Юэ Чжун, ты только избавь меня от этих чёртовых лоз, и я согласна стать твоей женщиной и готова помочь тебе в захвате власти над Долиной Штормов и Ветров. Я также готова отдать тебе эту женщину в качестве забавы, как королева Долины и красивая женщина она всё же многого стоит, и, принудив её покориться твоим прихотям, ты наверняка испытаешь весьма сильное чувство удовлетворение от доминирования.

В глазах Юэ Чжуна вспыхнул и исчез свет какой-то мысли, он окинул королеву наглым оценивающим взглядом и с явно заинтересованной улыбкой произнёс:

— Ло Цинцин, Лю Мэй готова отдать под мою власть всю Долину Штормов и Ветров, а что можешь предложить ты?

Ло Цинцин бесстрашно встретила взгляд мужчины и ответила:

— Только то, что пообещала тебе ранее. Если же ты захочешь принудить меня к чему-то, то тебе достанется только мой труп.

— Отлично! — улыбнулся Юэ Чжун спокойной, тёплой улыбкой и, поднявшись, подошёл к Лю Мэй.

— Антидот, — потребовал он ледяным голосом.

В груди у Лю Мэй всё сжалось. Юэ Чжун сделал выбор, и в её пользу. Она перевела пылающий ненавистью взгляд на сестру и произнесла:

— Ло Цинцин, сегодня победила ты. Но у меня нет антидота для семисоставного яда, а ты со своим нынешним уровнем развития не сможешь самостоятельно восстановиться и в конечном итоге превратишься в обычную женщину. И я посмотрю, как тебе удастся тогда поуправлять Долиной Штормов и Ветров!

Глава 820. Решение Лю Мэй.

Услышав это, Ло Цинцин побледнела, но ответила твёрдым голосом:

— Лю Мэй, пускай я стану обычной женщиной и не смогу быть королевой Долины Штормов и Ветров, но и тогда я отдам все силы, что смогу, на помощь моим сёстрам по оружию!

Увидев лицо Ло Цинцин, Лю Мэй поняла, что ей не поколебать решимости сестры и потеря силы тела не повлияет на силу её сердца. Взор младшей сестры наполнился стыдом, и она, больше не говоря ни слова, закрыла глаза.

«Семисоставный яд?»

Юэ Чжун с улыбкой обратился к королеве:

— Чем ты сможешь заплатить мне за избавление от яда в твоём теле?

Глаза Ло Цинцин заблестели от надежды, ведь для Энхансера потерять мощь и стать обычным человеком — худший из кошмаров, и потому ради сохранения и восстановления силы она была готова на многое.

Помолчав, она высказалась:

— Пять кристаллических ядер зверей 4-го типа и десять наборов штормовой брони!

В глазах Юэ Чжуна вспыхнула какая-то иная мысль, и он ответил:

— Нет, я хочу штормовую восьмёрку, отдай мне их, и я излечу тебя!

Штормовая восьмёрка — это были самые выдающиеся воительницы Долины, каждая из них была воином 3-го типа на пике развития. Кроме того, каждая из них обладала обширными познаниями и высокими навыками в какой-либо из областей человеческой деятельности и воинского искусства. Если удастся каким-либо образом заслужить их искрению преданность, возможности Юэ Чжуна снова значительно возрастут.

Обнеся сокровищницу столицы союза Пылающего Солнца, Юэ Чжун обзавёлся большим количеством продвинутого снаряжения и оружия. Чего ему не хватало, так это людей, способных его применить, на полную задействовав потенциал этого снаряжения. И хоть штормовая восьмёрка уступала такой выдающейся воительнице, как Ло Цинцин, Юэ Чжун всё же надеялся, что он сможет заполучить этих воительниц.

От тела Ло Цинцин, казалось, хлынула волна холода, когда она, гордо подняв голову и посмотрев Юэ Чжуну в глаза, произнесла:

— Я отказываюсь от этого твоего предложения! Они мои подчинённые и прежде всего — друзья, а не ценные вещи, которые можно на что-то обменять или подарить. И, даже если я навсегда потеряю свою силу, то ни в жизнь не соглашусь отдать в обмен на неё моих друзей и сестёр по оружию!

Юэ Чжун с восхищением посмотрел на Ло Цинцин, от которой сейчас исходило ощущение леденящей гордости, пробиравшей до глубины души.

Ло Цинцин, в отличие от многих других, была не тем человеком, что мог бы предать друзей ради своего личного благополучия.

— Ваше величество королева, что с вами?

Как раз в этот момент двери в зал распахнулись, и внутрь во главе шестнадцати воительниц гвардии ворвалась одна из штормовой восьмёрки, Хайси, высокая, роскошно выглядевшая сексуальная блондинка. И её, и штормовые доспехи сопровождавших её воительниц были покрыты кровавыми пятнами и полосами.

Увидев, во что превратился зал, у Хайси на секунду замерло сердце, а в следующее мгновение она уже стояла рядом с Ло Цинцин, в боевой стойке с копьём и настороженно глядя на Юэ Чжуна.

Все остальные шестнадцать воительниц тоже, изготовив для боя копья из наборов штормовой брони, присоединились к своему командиру. Ситуация была очень напряжённой, и в любую секунду могла начаться очередная схватка.

— Стой, Хайси, это Юэ Чжун, глава племени Чёрного Грифа, и он нам не враг. В попытке совершить переворот Лю Мэй смогла провести сюда людей с Горы Парящего Дракона, и это только благодаря Юэ Чжуну у них ничего не получилось. Он наш друг!

Увидев силу Юэ Чжуна, Ло Цинцин было понятно, что для того, чтобы одержать победу над ним, пришлось бы задействовать всю штормовую гвардию и штормовую восьмёрку. Хоть они и смогли бы это сделать, но потери были бы просто ужасающими, не говоря уже о том, что убить его обошлось бы ещё дороже. Так что она не хотела, что бы у Долины Штормов и Ветров возникла вражда с таким сильным и страшным бойцом, как Юэ Чжун, на пустом месте.

— Похоже, ты теперь в безопасности, я могу уйти. Пожалуйста, не забудь нашу договорённость.

С улыбкой Юэ Чжун подхватил одной рукой всё ещё страдающую от кровососущих лоз Лю Мэй, а второй Велиану и направился к выходу из зала.

Ло Цинцин посмотрела на Лю Мэй на руках Юэ Чжуна и, поморщившись, сказала одной из воительниц в штормовой броне:

— Эмма, проводи Юэ Чжуна в гостевые покои.

— Будет исполнено! — тут же отозвалась та и поспешила к мужчине.

Только Юэ Чжун вышел, и Ло Цинцин тут же перевела взгляд на изящное, красивое лицо Лютяо Мэйсюна.

Мертвецки бледный юноша-красавец на коленях пополз к королеве:

— Ваше величество! Я был в беспамятстве, и я… Меня заставили! Я не хотел! Да, меня вынудили силой это сделать Чжэн Чжэнь и Лю Мэй! Они заставили меня, а я ведь люблю вас, ваше величество! Ваше величество, я люблю вас и только вас! Ваше величество!

«И вправду, различие между ним и Юэ Чжуном огромно!» — с отвращением посмотрев на него, Ло Цинцин приказала ледяным голосом:

— Хайси, убей его! Передай мой приказ: все члены рода Лютяо обретают статус рабов!

— Так точно! — последовал немедленный ответ, и Хайси, с полным спокойствием во взгляде, одним ударом копья обезглавила Лютяо Мэйсюна, чья голова взлетела в воздух, а затем покатилась по полу.

Во взглядах Ло Цинцин и нескольких воительниц, видевших, как кувыркнулась в воздухе голова юноши-красавца, промелькнуло сожаление.

Лютяо Мэйсюн был мил, изящен и очень красив, весьма немногие имели право заявить, что они не уступают по внешности ему. А женщинам были по вкусу красивые юноши, и зрелище смерти Лютяо Мэйсюна, что частенько являлся предметом размышлений многих воительниц, вызвало у этих женщин сожаление.

После обезглавливания предателя, начались чистки города Штормов и Ветров от сторонников Лю Мэй, которых лишали постов или просто убивали. Приказ Ло Цинцин по поводу рода Лютяо был выполнен неукоснительно.

***

— Даже и подумать не могла, что ты на самом деле воин 4-го типа! Отлично! А теперь, люби меня!

Только они вошли в гостевые покои, как глаза Велианы вспыхнули пламенем желания, и девушка, подобно змее, обвила своим телом мужчину, испуская волны страсти.

Юэ Чжун ответил Велиане не менее горячим взглядом и впился поцелуем в красные губы девушки.

Всё ещё соединённые поцелуем, они рухнули на кровать и погрузились в пучину страстной любви, а комната наполнилась звуками любовной игры.

Лю Мэй, в теле которой всё ещё находились кровососущие лозы, по-прежнему понемногу тянущие из неё кровь и силы, была поэтому даже не способна отвернуть голову, вследствие чего вынужденно наблюдала за происходящим на кровати.

После того как любовная горячка схлынула, Велиана, подобно ластящейся кошке, свернулась на груди Юэ Чжуна в кольце его рук со счастливым выражением лица. Как оказалось, её мужчина был воином 4-го типа, и она была очень горда этим.

Юэ Чжун же смотрел на окутанную лозами Лю Мэй и думал, как же ему использовать эту злокозненную женщину.

Лю Мэй, сверкая глазами от посетившей её какой-то мысли, заговорила первой:

— Юэ Чжун, освободи меня, я согласна стать твоей женщиной и использовать свои знания и способности для твоего блага. Ты только что подчинил племя Чёрного Грифа, наверняка тебе нужны знающие и умелые в управлении люди. Я управляла Долиной Штормов и Ветров много лет и обладаю богатым опытом в этом деле. Я могу помочь тебе с управлением племени, взяв на себя всю хозяйственную деятельность, чтобы ты мог целиком сосредоточиться на войне.

Помня, чему он сам стал недавним свидетелем, Юэ Чжун понимал, что эта женщина мозгами совсем не уступает её красоте, которую вполне можно отнести к той категории, что «губит города и ввергает в войны нации», что, впрочем, относилось и к её старшей сестре. Кому-нибудь другому большего и не надо было бы ничего, кроме внешнего вида, но Юэ Чжун жаждал артефактов и знаний из предыдущей эры, что хранились в Долине, и емуочень не хватало знающих управителей. Ведь, несмотря на его попытку, Ло Цинцин не согласилась на передачу штормовой восьмёрки.

Юэ Чжун спокойно ответил:

— Мне и вправду нужны такие люди, а ты воистину крайне умелая управительница. Но слишком уж у тебя велики амбиции, и мне как-то не хочется однажды испить чашку чая с не совсем обычной рецептурой.

И внешностью, и талантами Велиана не может даже и надеяться выиграть в сравнение с Лю Мэй, но Юэ Чжун спокойно может заснуть рядом с Велианой. Стоит ему ослабить бдительность по отношению к младшей сестре Ло Цинцин, и он расплатится за это вскрытым ночью горлом или содержимое поданной ею для утоления жажды чашей окажется весьма неполезно для его здоровья.

Лю Мэй помолчала, что-то обдумывая, и ответила:

— Я и не отрицаю, что амбициозна. Но я готова поклясться, что в течение следующих тридцати лет полностью отдам всю себя, занимаясь твоими делами и покорно исполняя твои приказы, а ты должен по прошествии этого срока отпустить меня, не чиня мне никаких препятствий.

— Заманчиво! Я согласен! Но в течение этих тридцати лет ты должна быть готова выполнить любой мой приказ, а иначе не смей меня винить за беспощадность.

Юэ Чжун поднялся с кровати и, подойдя с улыбкой к Лю Мэй, одним резким движением сорвал с её тела лозы.

Растение оставило на теле женщины несколько крупных кровоточащих ран, но та, преодолев слабость и собрав силы, поднялась на ноги и с чарующей улыбкой произнесла:

— Благодарю тебя!

Глядя на Лю Мэй, Юэ Чжун спросил:

— Существует ли лекарство от яда, коим отравлена Ло Цинцин?

Со спокойным и даже немного торжественным выражением лица Лю Мэй покачала головой:

— Я не хотела, чтобы у сестры оставался хоть малейший шанс на спасение, и именно поэтому не существует антидот против этого яда.

Юэ Чжун продолжал спрашивать:

— Какой технологией владеет Долина Штормов и Ветров?

— Преобразование энергии в силовой щит, источником энергии являются кристаллические ядра. Сам город Штормов и Ветров оборудован защитной системой, построенной по этой технологии. Если направить в эту систему города достаточно энергии, то щит закроет весь город, и его будет не ничем не пробить, даже воин 7-го типа будет бессилен нанести какой-либо вред, но, опять же, только до истощения энергии.


glava-9-vred-ot-razbrasivaniya-svoih-sil-na-raznie-dela.html
glava-9-ya-kupil-sbornuyu-trinidada-i-tobago-kogda-dzhozi-altidor-oformil-het-trik.html
    PR.RU™