Глава 8. Видения, ангелы и пришельцы

Когда человек путешествует, часто, прежде чем начать очередной переход, он оглядывается назад, на уже пройденный путь. Мы начали наше путешествие со взгляда назад, с попытки обобщить накопленные веками свидетельства об очень древнем происхождении человека. Эти археологические данные идут вразрез с теорией Дарвина и заставляют нас искать новые объяснения источника нашего происхождения. Но прежде чем приступить к поиску мы решили сначала ответить на вопрос, что же такое человек? И в этом смысле любые найденные нами объяснения, по меньшей мере, приближают нас к ответу на заданный вопрос. Многие ученые придерживаются мнения, что человек – это грубая физическая материя и не более того. Но разумнее было бы «плясать» от предположения, что человек имеет три составляющие: физическое тело, ум и сознание (душу). Современная наука, не желая того, дает нам достаточно оснований так думать. Следовательно, если мы хотим узнать, откуда появился человек, мы должны понять, откуда появились материя, ум и сознание, и как они все вместе образовали человеческое существо. Сочетание в человеке материи, ума и сознания предполагает, что в космосе есть области, в которых соответственно преобладает материя, ум и сознание. Иными словами, космос состоит из многих уровней и населен разными существами, и человеку отводится в нем определенное место. Мы нашли массу свидетельств и доказательств такой многоуровневой организации космоса в классической западной культуре и провели параллели с такими же фактами в истории других культур. Многоуровневый космос населен различными существами с других планет и из других измерений.

До данной главы все свидетельства, которые я приводил в доказательство существования других видов жизни, имели своими источниками отчеты людей из далекого прошлого либо людей из нашего времени, которые находятся не в самом центре современной цивилизации.

В этой главе в нашем исследовании мы будем опираться в основном на свидетельства представителей развитого современного общества и передовой науки. Эти факты заслуживают доверия и заставляют по‑другому взглянуть на более старые сообщения о неземных сущностях, которые, как я предполагаю, создают биологические формы. В девятой главе мы увидим, что действительно возможно менять биологическую форму силой сознания. В десятой главе мы рассмотрим космологический антропологический принцип, несколько версий которого содержат идею, что вселенную создавали, подразумевая появление в ней человека. И, наконец, в одиннадцатой главе я попытаюсь обобщить все элементы концепции деволюции – теории о том, что мы произошли не из физической материи, а от чистого сознания, в процессе, который был сознательно направлен. Я соотнесу разные части своей аргументации с древней ведической концепцией, которая и вдохновила меня на это исследование.



В данной главе мы рассмотрим различные свидетельства, наблюдения и доказательства присутствия в этом мире сущностей из других измерений, разумных и похожих на людей. Мы начнем с примеров посланий от душ мертвых, которые после смерти тела, очевидно, живут на других уровнях космоса. Затем мы рассмотрим случаи явлений призраков – душ умерших людей и случаи вселения душ умерших в живых людей. Подобные случаи подкрепляют сказанное в шестой главе о том, что сознание в нашем теле существует отдельно от души и физической материи. Но в этой главе мы больше обратим внимания на то, что сознание может существовать отдельно после смерти человека. Далее мы рассмотрим еще одну категорию случаев – явления и случаи одержимости, в которых определенно участвуют сверхчеловеческие сущности. Затем мы обратимся к современным научным исследованиям появления инопланетных существ, так называемым НЛО, и отдельно мы остановимся на тех из них, которые связаны с паранормальными феноменами. Таким образом, я намерен донести до читателя идею о том, что существа из других измерений и других планет не являются чем‑то, полностью отрицаемым современной наукой.

Послания от умерших людей

Несколько выдающихся современных ученых исследовали феномен общения умерших людей с живыми. Если принять во внимание их отчеты, то мы будем располагать свидетельствами о существовании одного из уровней космоса и космической иерархии существ, о которых я говорил в предыдущей главе.



Свидетельства о том, что души умерших людей продолжают общаться с живыми, поступают из разных источников, в том числе и от медиумов. Уильям Джеймс, известный американский ученый начала XX века, один из основателей современной психологической науки, был наиболее всего поражен сеансами медиума миссис Пайпер.

Когда миссис Пайпер находилась в состоянии транса, ее личность явно замещалась другой, духом давно умершего человека по имени Финуит, который говорил через нее, считывая информацию с ее посетителей. Однако далеко не все верили в существование этого духа и в то, что именно он являлся источником откровений миссис Пайпер. Например, Ричард Ходжсон из американского Общества Психических Исследований сначала был уверен, что миссис Пайпер обладает телепатическими способностями и получает знания таким образом. Но в марте 1892 года духа Финуита в миссис Пайпер заменил дух Джорджа Пелью, молодого человека, незадолго до того погибшего на скачках. Медиуму были представлены 150 человек в то время как ее сознанием управлял Пелью. Из них Пелью узнал 30, и именно эти 30 человек были знакомы с ним при жизни. Пелью общался с ними как со знакомыми, сообщая о каждом подробную информацию. Это убедило Ходжсона в том, что миссис Пайпер действительно общалась с душой умершего Джорджа Пелью (Gauld. 1968. Pp. 254–261).

Ходжсон умер 20 декабря 1905 года. К 28 декабря миссис Пайпер уже получала от него послания. Уильям Джеймс верил, что с миссис Пайпер общается душа Ходжсона. Сообщения от Ходжсона и других ушедших людей были иногда не очень внятными, отмечал Джеймс. Но, тем не менее, он говорил, что «это не исключает возможности, что некоторые из сообщений действительно исходили из памяти и сознания умерших людей» (Murphy, Ballou. 1960. P. 140). Также он говорил, что «большинство из нас во время сеанса до той или иной степени были уверены, что перед нами сам Ходжсон» (Murphy, Ballou. 1960. P. 143).

Джеймс так отзывался о сеансах Пайпер: «Когда я изучаю случай Пайпер, имея в багаже все прочие случаи автоматической записи сообщений и способностей медиума, и помня о рассказах про духов во всей истории человечества, наличие такого огромного и сложного опыта делает очень маловероятной возможность обмана. Предположение о том, что столько мужчин и женщин, честных во всех остальных отношениях, занимались такими нелепейшими вещами, пытаясь кого‑то обмануть, кажется мне абсолютно несостоятельным, и теория о существовании духов становится значительно более возможной» (Murphy, Ballou. 1960. P. 147).

Фредерик Майерс, один из лидеров Общества Психических Исследований (ОПИ), умер в 1901 году. В том же году миссис Маргарет Веррал, жена специалиста по классической филологии A. У. Веррала, автоматически записывала сообщения от него. Медиум не контролировала руку – та писала сама. Через несколько месяцев миссис Веррал начала получать зашифрованные сообщения от Майерса, в некоторых были цитаты из латыни и греческого. В 1902 году миссис Пайпер в Бостоне также начала получать послания с подписью Майерса. Они были похожи на те, что получала миссис Веррал. Дочь миссис Веррал, Хелен Веррал, тоже получала послания, хотя жила отдельно от матери. И эти послания были такого же характера. Пайпер и Веррал стали отправлять сообщения Алисе Джонсон, секретарю ОПИ. В 1903 году миссис Элис Киплинг Флемминг, сестра писателя Редьярда Киплинга, присоединилась к выбранным Майерсом “секретарям”. Она также отправляла сообщения Джонсон, подписываясь как «миссис Холланд». Джонсон сначала выбрасывала эти сообщения, но в 1905 начала сравнивать их друг с другом и заметила в них интересные соответствия. Джонсон и другие исследователи заключили, что эта «перекрестная переписка» была специально организована Майерсом, чтобы убедить всех в том, что его дух остался жить после смерти тела (Griffin. 1997. Pp. 162–163).

Целенаправленные сообщения от умерших людей через медиумов иногда списываются на телепатию. Медиум, который записывает сообщения, может сознательно или неосознанно «влезть» в память разных людей, знавших покойного, и таким образом получить информацию. Другими словами, хотя такие сообщения приходят паранормальными способами, информация может исходить не от духа. Здесь возникает вопрос: «Как может дух умершего, который хочет сообщить нечто, преодолеть это препятствие?»

Х.Ф. Солтмарш в книге о сообщениях Майерса писал: «Допустим, криптограмма передается через одного принимающего, а другая криптограмма, тоже совершенно непонятная, через другого в то же самое время, и допустим, что никто из них не знает, о чем пишет другой, – мы получим два бессмысленных с виду сообщения, не связанных друг с другом. Если третий человек напишет еще одно такое же сообщение, также лишенное само по себе смысла, это будет ключом к предыдущим двум, к тому, что все три вместе они составляют единое целое и ведут к одной цели, и тогда будет понятно, что источник этих сообщений – один. Телепатия между принимающими не объяснит эти сообщения, потому что никто из них не понимает смысла того, что пишет, и поэтому не может передать другим то, что они должны писать. В большинстве случаев [включая сообщения Майерса] загадка решалась независимым исследователем, а сами принимающие так и не знали о других сообщениях» (Saltmarsh. 1938. Pp. 33–34). Другими словами, сообщения, одновременно отправляемые разным людям и не имеющие смысла по отдельности, доказывают присутствие сознания умершего человека.

Вот пример этих сообщений. В начале 1907 года миссис Маргарет Веррал получила сообщение от Майерса, где было написано о «райских безмятежных днях». Она телепатически передала Майерсу цитату из Плотина: Autos ouranos akumon, что означало «и сами небеса безмятежны» (Saltmarsh. 1938. P. 73). В тексте, откуда взята эта цитата, Плотин говорил, что душа, чтобы достичь просветления, должна быть безмятежной, что земля, вода и воздух должны быть спокойны и что «сами небеса безмятежны». Веррал знала, что Майерс сам цитировал эту фразу в стихотворении о Теннисоне. Она также знала, что он включил английский перевод фразы в свою книгу «Human Personality and Its Survival of Bodily Death». Миссис Веррал телепатически передала фразу Майерсу 29 января 1907 года в присутствии миссис Пайпер.

30 января миссис Веррал увидела в сообщении, которое записала миссис Пайпер, названия деревьев «лиственница» и «золотой дождь», стоявшие в тексте рядом (Saltmarsh. 1938. P. 74). Она вспомнила, что эти деревья упоминаются в стихотворении Теннисона «In Memoriam». Строфа с упоминанием о лиственнице кончалась строкой: «морская мартовская пташка». Это зимородок, а другое название зимородка – золотой дождь. По древней легенде, когда зимородок вил гнезда у моря, примерно в период зимнего солнцестояния, море становилось спокойным и безмятежным, – здесь была связь с фразой Плотина autos ouranos akumon («и небеса безмятежны»). Миссис Веррал была уверена, что Майерс специально отвечает ей такими намеками через миссис Пайпер.

25 февраля миссис Веррал получила еще одну фразу из Теннисона: «прозрачное окно между мирами». 26 февраля в сообщении от Майерса была цитата Плотина (autos ouranos akumon), написанная по‑гречески. Также там были слова: «И пусть у черты не прольют ни слезы – Я встречусь со своим Великим Кормчим». Это была ссылка на стихотворение Теннисона «Crossing the Bar». Имена Теннисона и Браунинга также присутствовали в сообщении. 6 марта миссис Веррал получила сообщение, где говорилось о спокойствии, например, строками из «In Memoriam» Теннисона: «И если в моем сердце есть покой. Если и есть – то тихое отчаяние». В последнем сообщении, полученном 11 марта, согласно Солтмаршу, можно найти ссылки и на Платона, и на Теннисона, «во фразах о невидимом и наполовину видимом существовании – беззвучном общении – чувствуется невидимое присутствие» (Saltmarsh. 1938. P. 75). Стихотворение Теннисона «In Memoriam» рассказывает об общении поэта с его покойным другом. Появление именно этих строк в послании Майерса имеет глубокий смысл, особенно если попытаться связать Плотина, Теннисона, греческую фразу о безмятежных небесах и множество упоминаний о безмятежности и покое в посланиях. Некоторые из этих связей были раскрыты гораздо позже.

Несколько намеков на эту же тему встречаются и в сообщениях для миссис Пайпер. 6 марта 1907 года Пайпер записала следующие слова от Майерса: «Безоблачный горизонт, за ним безоблачное небо; в проснувшемся сознании слова: горюют у черты, а я отправляюсь в путь… Прощай, Маргарет». Миссис Веррал звали Маргарет. Слова о безоблачных небесах и пределе очень созвучны сообщениям миссис Веррал, где идет ссылка на стихотворения Теннисона «In Memoriam» и «Crossing the Bar». Согласно Солтмаршу, ни миссис Пайпер, ни человек, который был с ней на сеансах, мистер Пиддингтон, не имели достаточно знаний, чтобы соединить воедино все эти ссылки (Saltmarsh. 1938. P. 77). Солтмарш также говорил: «Нужно сказать, что миссис Веррал не уловила значение сочетания цитат из „In Memoriam“ и „Crossing the Bar“ до этого совместного сеанса с миссис Пайпер» (Saltmarsh. 1938. P. 77). То есть, миссис Пайпер никак не могла получить эти сведения от миссис Веррал с помощью телепатии, – что является лучшим доказательством того, что сообщения мог передать только сам Майерс.

29 апреля миссис Веррал сидела вместе с миссис Пайпер, в сообщениях которой были слова о « безмятежных днях» и совершенно, казалось бы, ни к чему не относящиеся ссылки на Сведенборга, святого Павла и Данте. На следующий день Майерс «сказал» миссис Пайпер, что греческая цитата из Плотина напомнила ему о Сократе и «Илиаде» Гомера. Связь между Плотином, жившим в III веке н.э., Сократом – в IV веке до н.э. и Гомером – в VIII веке до н.э, была не совсем очевидна. 1 мая миссис Веррал получила сообщение со словами «орел парит над могилой Платона». Миссис Веррал вспомнила, что Майерс в своей работе «Human Personality» употребил эту фразу при описании Платона. Дальше она выяснила, что в эпилоге к «Human Personality» Майерс упоминал видения Плотина. Прямо перед этим шла легенда о том, как у Сократа было видение светловолосой женщины в белых одеждах (Из книги Платона «Критий»). Женщина в видении Сократа читала строку из “Илиады” Гомера. Солтмарш отмечает: «Дальше было сделано еще более важное открытие. На той же странице, где было написано, что „орел парит над могилой Платона“, перечислены „сильные души, которые испытали это (экстаз), и среди них, после Плотина и перед Теннисоном, были Сведенборг, святой Павел и Данте“. То есть в сообщениях для одного медиума мы видим ключ к понимаю сообщений для другого медиума, которые сначала казались бессмысленными, и это показывает, что все элементы были известны Майерсу и были связаны им друг с другом в невразумительных текстах. Наконец, 6 мая 1907 года миссис Сиджвик хотела спросить Майерса об авторе греческой фразы, которую он „продиктовал“ миссис Веррал. Но Майерс прервал ее вопрос, сказав через сообщение для миссис Пайпер: „Передайте миссис В. [Веррал] о Плотине“. Затем Майерс сказал, что это и был его „ответ об autos ouranos akumon“» (Saltmarsh. 1938. P. 78).

Говоря об этом случае, Солтмарш пишет: «Мне кажется, что это один из лучших случаев перекрестной переписки. Информация, полученная на сеансах Пайпер, выходит за рамки ее собственных познаний и неизвестна ни участнику сеанса, мистеру Пиддингтону, ни миссис Веррал, но знакома Фреду Майерсу и говорит о его присутствии. Ответы был косвенными, и, таким образом, удалось избежать подозрения на телепатию; более того, несколько раз сообщения сами давали указания исследователям с помощью нужных ключей, чтобы понять связи, например, когда фраза „орел парит над могилой Платона“ привлекла внимание миссис Веррал к той части „Human Personality“, где она нашла связь между Плотином, Сократом, Гомером, Сведенборгом и остальными» (Saltmarsh. 1938. Pp. 78–79).

Солтмарш изучил огромное количество сообщений Майерса, которые поступали в течение более чем тридцати лет от разных медиумов. Он отмечал: «Если бы у нас были один или два медиума, через которых велась бы такая переписка, мы вполне могли бы приписать им элемент случайности, но когда их так много, вероятность совпадения сильно уменьшается. Далее, когда в этом огромном количестве сообщений разным людям встречаются совершенно недвусмысленные указания на их преднамеренность и прямые заявления о том, , что они являются частью спланированного эксперимента, в таком случае теорию о совпадениях и случайностях можно с полной уверенностью забыть» (Saltmarsh. 1938. P. 126). Именно так было в случае с Майерсом, из которого я выбрал малую толику всего материала. Эта переписка является лучшим доказательством жизни сознания Майерса после физической смерти. В его случае список медиумов, привлеченных к переписке, огромен, как и количество сообщений. Те, кого заинтересовал этот случай, могут обратиться к книге Солтмарша за подробностями.

Сэр Уильям Ф. Баррет (Barrett. 1918. Pp. 184–185), физик, член Королевского Общества, был основателем Общества Психических Исследований. Он изучал один весьма интересный случай общения мертвых с живыми. Во время Первой мировой войны миссис Трэверс Смит, жена известного врача из Дублина, и мисс C., дочь другого врача, пытались установить контакт с душой умершего человека с помощью специальной планшетки для спиритических сеансов. Один человек легко касался пальцем движущейся стрелки, и она указывала на какие‑либо буквы, которые постепенно складывались в слова. Двоюродный брат мисс C., офицер Британской Армии, был убит во Франции за месяц до этих сеансов. Однажды на планшетке вдруг стрелками обозначилось его имя. Мисс C. спросила: «Ты меня знаешь?» В ответ было указано ее имя и сказаны следующие слова: «Скажи маме, чтобы она отдала мою перламутровую булавку той девушке, на которой я хотел жениться, я хочу, чтобы эта вещь была у нее». Никто из присутствовавших не знал о помолвке. Они спросили имя и адрес девушки. Было дано ее полное имя и адрес в Лондоне. Но отправленное туда письмо вернулось обратно. Участники сеанса решили, что сообщение было вымыслом. Через шесть месяцев из личных бумаг покойного они узнали, что он действительно был помолвлен с той самой девушкой, чье имя было написано на планшетке. Ее имя упоминалось в завещании офицера. Однако при жизни он никогда о ней никому не говорил. Среди его личных вещей была найдена и перламутровая булавка для галстука. Баррет писал: «Обе дамы подписали присланный мне отчет, где было подтверждено все сказанное выше. Все сообщения от духа записывались сразу, ничего не восстанавливалось по памяти. Поэтому здесь исключается фактор подсознательности, телепатии или сговора, и все факты говорят именно о получении сообщений от души покойного офицера» (Barrett. 1918. P. 185).

Сэр Оливер Джозеф Лодж (1851–1940) внес большой вклад в исследование электромагнитного излучения и радиосвязи. Также он записал известный случай общения с духом покойного человека, своего сына Рэймонда. В биографический энциклопедии известный ученый Айзек Азимов писал про Лоджа: «Он был одним из главных исследователей психики и одним из примеров, когда серьезный ученый занимается областью, по большей части, принадлежащей шарлатанам» (Asimov. 1982. P. 530) . Я не согласен с Азимовым, что психические исследования – область для шарлатанов. В ней работали и работают более чем достаточно маститых ученых, которые получали весьма убедительные результаты. Для меня утверждение самого Азимова выглядит несколько странно.

Лодж писал: «Я никогда не делал секрета из своего убеждения в том, что душа не просто существует после смерти тела, но что ее дальнейшая жизнь гораздо больше, чем принято считать, связана с повседневной жизнью умершего тела; что между живыми и мертвыми на самом деле нет четкой грани; и что, откликаясь на эту настоятельную потребность в близости, можно найти способы общения между тем, что, казалось, разделено пропастью» (Lodge. 1916. P. 83).

17 сентября 1915 года Лодж узнал, что его сын Рэймонд погиб в ходе военных действий в Европе во время Первой Мировой войны. 25 сентября миссис Лодж проводила сеанс с медиумом миссис Леонард, с которой прежде не была знакома.. Миссис Леонард и гости сидели за круглым столом. Она начала произносить отдельные буквы по алфавиту, пока не завибрировал стол. Ту букву, на которой стол начинал дрожать, записывали, и процесс повторялся снова. (Нужно сказать, что это не кажется слишком примитивным с позиции сегодняшних технологий, когда люди набирают на карманных компьютерах текст почти таким же сложным и трудоемким способом.) По мнению спиритуалистов, дрожание стола означало выражение согласия со стороны духа. Скептики скажут, что медиум сама физически заставляла стол дрожать, а информацию о живых и мертвых брала из других источников. Чтобы развеять такие подозрения, нужно отметить, что медиум не знала ничего о своих гостях. Во время сеанса с миссис Леонард миссис Лодж получила следующее сообщение от души по имени Рэймонд: «Скажи папе, что я встретил его друзей». Миссис Лодж спросила имена этих друзей. Рэймонд назвал имя Майерса, уже умершего физика, который действительно знал Лоджа.

27 сентября Лодж сам пришел на сеанс, его приглашение организовала миссис Кеннеди. По словам Лоджа, миссис Леонард не знала, кто он такой. В этот раз сообщение получали по‑другому – с помощью потусторонней помощницы медиума, души молодой девушки по имени Феда. Когда медиум погрузилась в транс, Лодж услышал, что она встретила юношу, который по описанию походил на Рэймонда. Феда через миссис Леонард сказала: «Он говорит, что у него появилось очень много друзей, которые помогают ему. Он не думал, когда проснулся, что будет счастлив, но сейчас он действительно счастлив, и сейчас, поскольку он уже готов к этому, у него есть много дел, которые он должен сделать» (Lodge. 1916. P. 98).

28 сентября Лодж и его жена вместе пришли на сеанс к миссис Леонард. Теперь сообщения опять передавались через перечисление букв (Lodge. 1916. Pp. 140–142). Сначала на связь с медиумом вышел дух Пол, который в ответ на вопрос Лоджа сказал, что Рэймонд вместе с ним. В следующем сообщении говорилось: « Рэймонд хочет сам с вами поговорить». Лодж попросил Рэймонда назвать имя офицера. Он ожидал услышать имя лейтенанта Кейса, который был одним из последних, видевших Рэймонда в живых после ранения. Но Рэймонд назвал имя Митчел. Миссис Лодж сказала: «Рэймонд, я не знаю Митчела». Рэймонд ответил: «Да, не знаешь». Тогда Лодж спросил: «То есть, это будет лучшим доказательством?». Рэймонд ответил утвердительно. Снова вопрос: «Поэтому ты выбрал его?». Рэймонд ответил «Да». Затем Рэймонд произнес три буквы: «с», «а», «м». Медиум сказала, что он, наверное, ошибся. Но буквы повторились, и появилось слово «самолет». Лодж спросил: «Ты хочешь сказать, что Митчел – военный летчик?» Последовало твердое «да». Лодж далее спросил у Рэймонда имя его брата. В ответ появились буквы «н», «о», «р», «м», и «а». Лодж прервал передачу слова, думая, что его сын хочет сказать «Норман», что было неправильным ответом. На этом же сеансе Лодж спросил Рэймонда, как духи манипулируют столом. В сообщении говорилось: «Вы все излучаете магнетическую энергию, которая передается медиуму, и она идет в стол – таким образом, мы им управляем» (Lodge. 1916. P. 146).

Имя «Митчел», которое сказал Рэймонд в связи с самолетом, имело очень большое значение. Никто из гостей не знал этого человека. Лодж несколько недель проводил собственное расследование и не получил результатов. Нужный ему список военнослужащих еще не был опубликован (Lodge. 1916. P. 146). Наконец Лодж добыл некоторую информацию о Митчеле: «После нескольких неудачных попыток 10 октября я выяснил с помощью библиотекаря из Лондонской Библиотеки, что действительно там был второй лейтенант И. Х. Митчел, которого потом перевели в Королевскую авиацию. Я написал в Государственный Архив в Фарнборо и 6 ноября , наконец, получил письмо от капитана Митчела». В письме Лоджу Митчел писал: «Я встречал вашего сына, хотя и не помню, где» (Lodge. 1916. P. 149).

Имя «Норман», которое ни о чем не говорило ни Лоджу, ни его жене, оказалось общим именем, которым Рэймонд называл своих братьев, особенно когда они играли в хоккей на траве. Об этом Лодж узнал чуть позже от своих сыновей, которые не были на спиритическом сеансе (Lodge. 1916. P. 147). Я склонен верить этому факту, потому что в моем детстве все дети из соседних домов называли друг друга «Холмс».

В посланиях от Рэймонда встречается интересная информация о мире духов. В частности, на сеансе миссис Лодж и миссис Леонард 4 февраля 1916 года Рэймонд, общаясь через Феду, рассказал, что мир духов делится на несколько областей. Например, его сестра (Лили) «попала в очень высокий мир, настолько близко к божественной сфере, насколько возможно» (Lodge. 1916. P. 229). В этом мире похожие души притягивались друг к другу. Рэймонд говорил: «Я видел молодых людей с такими безнравственными и непристойными мыслями... Они попадали в другую область, я очень рад, что не попал туда, хотя это и не совсем ад. Скорее похоже на исправительную колонию – тебе дают еще один шанс, и если ты хочешь стать лучше, у тебя есть возможность для этого» (Lodge. 1916. P. 230). Рэймонд находился посередине, на третьем уровне, который назывался «Страна Лета» или «Родная страна». Существа с более высоких уровней могли посещать его область, а существа с его уровня могли спускаться на землю. Он называл их «счастливыми медиумами» (Lodge. 1916. P. 230).

Рэймонд рассказал матери, что однажды его подняли на более высокий уровень: «Я мог подняться туда и посмотреть, что делается на уровне Высших Сфер. Он [Христос] не подошел ко мне, и я сам не хотел подходить к нему. Вернее, чувствовал, что не стоит этого делать. Голос звучал как колокол. Я не знаю, во что он был одет. Все казалось просто разными блестящими красками» (Lodge. 1916. Pp. 230–231). Рэймонд сказал, что каким‑то образом его вернули на его уровень, и у него возникло ощущение, что на него возложена определенная миссия, и что он «должен помогать, находясь почти на земле» (Lodge. 1916. P. 232). Он сказал: «Мне говорили, что Христос всегда находился на земле в виде духа – как проекция, как те лучи, которые идут из него в души всех людей» (Lodge. 1916. P. 232). Рэймонд также добавил, что его «спрашивали, доволен ли он местом, где похоронено его тело? Я сказал, что мне все равно, мне это неинтересно. Тело – как старое пальто, из которого я уже вырос, и надеюсь, что о нем позаботятся. Я не хочу никаких цветов на своей могиле» (Lodge. 1916. P. 235).

Лодж был уверен, что многие ученые никогда не примут всерьез никакие доказательства жизни души после смерти и другие подобные феномены. Именно им он адресовал следующие слова: «Они гордятся своим скептицизмом и здравым смыслом; хотя на самом деле правда в том, что они просто надели шоры предрассудков, и таким образом исключили из своего сознания саму возможность узнать об иных сферах бытия» (Lodge. 1916. P. 379).

В случае Лоджа и Рэймонда дух был знаком участникам сеанса. Но бывают и случаи, когда дух не знает участников или медиума, через которого общается. Это также достойно изучения, поскольку нельзя в этом случае предположить, что медиум получила информацию, сообщенную духом, от других участников сеанса. Также нельзя и обвинить медиума в придумывании сущности, если участники сеанса пришли специально, чтобы пообщаться со знакомым умершим человеком.

Ян Стивенсон и Эрлендур Харальдсон пишут об интересном случае в Исландии (Haraldsson, Stevenson. 1975a). Медиум по имени Хафштайн Бьйорнсон в 1937 году проводил сеансы в частном доме в Рейкьявике. В ходе сеансов появился дух, который общался с Бьйорнсоном, но отказался назвать свое имя, назвавшись просто Джоном Джонсоном, что является исландским синонимом британскому Джон Доу. Когда его спросили, что он хочет, он ответил: «Я ищу свою ногу» – и добавил, что она должна быть «в море» (Haraldsson, Stevenson. 1975a. P. 37). Осенью 1938 года тот же дух появился на другой серии сеансов. Он все еще искал свою ногу и по‑прежнему отказывался назваться. В январе 1939 года сеансы начал посещать Людвик Гудмундсон. У него был дом в деревне Занджерди, возле Рейкьявика. Дух, казалось, обрадовался появлению Гудмундсона, но сам Гудмундсон не мог найти причины этому. Когда духа спросили, он сказал, что у Гудмундсона в доме в Занджерди была его нога.

Когда Гудмундсон стал очень нетерпеливо выспрашивать у духа его имя, тот, наконец, сказал: «Наверное, будет лучше сказать, кто я. Меня зовут Рунольфур Рунольфсон, мне было 52 года, когда я умер. Мы с женой жили в Кольге или Клаппакоте, возле Занджерди. Однажды я пьяным возвращался из Кефлавика. Остановившись в доме Свейнбьйорна Торнадсона в Занджерди, я выпил там что‑то освежающее. Когда же я собрался домой, погода так испортилась, что хозяева не пускали меня одного. Я рассердился и сказал, что либо вообще никуда не пойду, либо пойду один. Мой дом был буквально в 15 минутах ходьбы. Все же я пошел один, и по дороге весь промок и очень устал. Перейдя полосу прибрежной гальки, дошел до скалы Фланкастадаклетур, которая сейчас почти разрушена. Я сел возле нее, достал бутылку и выпил еще немного спиртного. Потом там же заснул. Тем временем начался прилив, и меня смыло. Это случилось в октябре 1879 года. Меня нашли только в январе 1880, когда море вынесло тело на берег, но собаки и вороны разорвали тело. Останки были найдены и захоронены в Утскаларе. Но была потеряна одна кость бедра. Ее унесло в море, но позже вынесло в Занджерди. И сейчас она находится в доме Людвика» (Larusdottir. 1946. Pp. 203–204. Цитируется по: Haraldsson, Stevenson. 1975a. P. 39).

Рунольфсон сказал, что о его смерти можно прочитать в записях церкви в Утскаларе. Там было написано, что человек с таким именем действительно умер в указанный день, возраст также совпадал (Haraldsson, Stevenson. 1975a. P. 40). В других записях говорилось, что он жил в Клоппе, а затем в другом месте, возле скалы Фланкастадаклетур. В сообщении священника говорилось, что разрозненные кости были найдены гораздо позже, отдельно от одежды, которую также вынесло на берег. Но о потерянной кости не упоминалось. Гудмундсон опросил старожилов деревни Занджерди, слышали ли они что‑нибудь о человеческих костях, найденных в окрестностях. Кто‑то вспомнил, что действительно ходили слухи о человеческой тазобедренной кости, которая встречалась то здесь, то там. Один человек сказал, что припоминает, будто бы какой‑то плотник замуровал кость в стену дома Гудмундсона. Гудмундсон начал поиски, пытаясь понять, в какой стене была похоронена кость. Разобрали одну стену, но ничего не нашли. Позднее объявился и сам плотник, который показал точное место, и действительно, кость нашлась именно там (Haraldsson, Stevenson. 1975a. P. 41). Она была длинной, что совпадало со словами Рунольфсона о своем высоком росте. Кость нашли в 1940 году, три года спустя после первого упоминания о ней Рунольфсоном. Если кость можно перенести в другое место, значит, можно и сравнить ее с останками Рунольфсона.

В 1969 году этот случай попал в газеты Рейкьявика, при этом история о смерти Рунольфсона была взята из других источников. Это был манускрипт XIX века, написанный преподобным Йоном Торесоном, священником Утскаларе. Манускрпит был опубликован лишь в 1953 году, много позже сеансов с появлением Рунольфсона.

Что касается медиума: 1) он сказал, что никогда не был в Занджерди и никогда не встречал никого оттуда до сеансов с Рунольфсоном; 2) в ноябре 1939 года он посетил Государственный архив, где хранились записи об этом случае, но это было через шесть месяцев после того, как Рунольфсон назвал свое имя и рассказал свою историю; 3) он никогда не читал церковных записей из Утскалара. В любом случае, о потерянной кости в них не упоминалось. Жители Занджерди, знавшие о кости, не думали, что она принадлежит Рунольфсону, которого знали под прозвищем Рунки (Haraldsson, Stevenson. 1975a. P. 43). Харальдсон и Стивенсон пришли к выводу, что самое простое объяснение всей совокупности фактов – «Жизнь духа Рунки после смерти тела со всеми воспоминаниями и последующее общение с медиумом Хафштайном» (Haraldsson, Stevenson. 1975a. P. 57).

Вот еще один любопытный случай. 25 января 1941 года медиум Хафштайн Бьйорнсон проводил сеанс с Хьялмаром Гуджонсоном, который надеялся пообщаться с конкретными умершими людьми. Медиум работал с помощью существа по имени Финна. Но Финна не передавала сообщения от знакомых Гуджонсону, а стала общаться с незнакомым ему духом. Его звали Гудни Магнуссон, и он упоминал место под названием Эскифьордур. Он сказал, что погиб там в результате автомобильной аварии. У Асмундура Гестссона, который после сеанса узнал о незваном госте, была двоюродная сестра, Гудрун Гудмундсдоттир, жившая в Эскифьордуре, у которой был муж, врач Эйнар Астрадс. 26 февраля 1941 года Гестссон написал сестре, желая узнать, не слышал ли ее муж о Гудни Магнуссоне. И если да, то от чего умер этот человек. (Haraldsson, Stevenson. 1975b. Pp. 246–247)

14 марта Гудрун Гудмундсдоттир ответила брату, подтвердив, что ее муж лечил Гудни Магнуссона, который уже умер, и рассказала следующее: «Здесь живет семейная пара, [в Эскифьордуре], Анна Йоргенсен и Магнус Арнгримссон. К тому времени один из их сыновей, которому было тогда 20–21 год, уже два или три года работал водителем. Часто он работал вместе с отцом на строительстве дорог. Прошлой осенью юноша, которого звали Гудни Магнуссон, очень торопился на работу, и утром уехал на своем грузовике в Рейдарфьордур, – дорога была далекой и нелегкой. Закончив дела,, он поехал домой. С его грузовиком что‑то было не в порядке, и дорога заняла больше времени, чем обычно. Когда он пересекал горный перевал между Рейдарфьордуром и Эскифьордуром, у него кончился бензин. Оставив машину. юноша пошел с канистрой в Эскифьордур. Ему нужно было одолеть около четырех миль в одну сторону, и когда он вернулся, наконец, домой, был совершенно измученным. Ночью у него очень сильно заболел желудок. Послали за врачом Эйнаром, а когда тот пришел, то не мог сразу поставить диагноз. На следующий день Эйнар поехал по делам в Рейдарфьордур и пробыл там целый день. Вечером ему позвонили и попросили срочно вернуться обратно в Эскифьордур, потому что состояние Гудни было критическим. Его попросили также привезти с собой военного врача из Рейдарфьордура, который мог бы помочь Гудни. Врачи приехали в девять часов вечера и увидели, что молодой человек действительно был в очень тяжелом состоянии, возможно, у него были внутренние разрывы или непроходимость кишечника. Они ничего не могли сделать на месте. Поэтому было решено везти юношу в больницу в Сейдисфьордур. Транспортировка по воздуху исключалась, так как было уже темно. Они посадили Гудни в катер, но он умер по дороге, между Нордфьордуром и Сейдисфьордуром» (Haraldsson, Stevenson. 1975b. P. 249).

Затем Гестссон подробно рассказал о сеансе, и его рассказ записал Гуджонсон 31 марта 1941 года: «Сначала Финна сказала, что со мной был молодой человек среднего роста, блондин, начинающий лысеть. Ему было от 20 до 30 лет, его звали Гудни Магнуссон. Она очень хорошо его видела. Финна сказала, что он знал кого‑то из моих родственников, и что его смерть была связана с Эскифьордуром и Рейдарфьордуром. Он был водителем грузовика или легковой машины. Она четко видела, как он умер. Он чинил машину, лег под нее, вытянувшись в полный рост, и повредил что‑то из внутренних органов. Затем его везли на катере мимо фьордов в больницу, но он умер на полпути. Это все, что я помню» (Haraldsson, Stevenson. 1975b. P. 247). Гуджонсон позже сказал, что записывал этот рассказ еще до того, как узнал о переписке Гестссона и Гудрун Гудмундсдоттир из Эскифьордура (Haraldsson, Stevenson. 1975b. P. 260).

Гудрун Йонсдоттир, который также был на сеансе, написал свой отчет 6 июня 1941 года. Хансина Хансдоттир, последняя участница сеанса, подписала этот отчет, прочитав его и подтвердив. Вот что там говорилось: «Хьялмар [Гуджонсон]... не признал человека, которого описала Финна. Мне казалось, что он не хотел дальше слушать об этом человеке, поэтому я сам спросил о нем Финну. Она ответила: „У него живы родители“… Я спросил: „Он умер быстро?“ Финна ответила: „Нет, он добрался домой, а потом я видела, как его везут в лодке. Его везли к врачу. Я видела как катер идет мимо фьордов, и как он умер по дороге“. Затем я задал еще вопрос: „Ты можешь сказать, мимо каких фьордов его везли?“ Финна ответ


glava-9-shtirlic-trebuet-politicheskogo-ubezhisha-inache-on-za-sebya-ne-otvechaet.html
glava-9-socialno-ekonomicheskoe-razvitie-rossii-i-socialnie-vzrivi-vo-vtoroj-chetverti-xviii-veka.html
    PR.RU™