Глава 8. Немного огня - середина пути (I)  

Глава 8. Немного огня - середина пути (I)

Замерев на пороге квартиры Мисс-Всезнайки, маг, конечно же, ожидал от нее какой-либо реакции на свое неожиданное появление. Мужчина был готов ко всему, начиная от разлетевшихся по полу продуктов из выпущенных пакетов, заканчивая тем, что ему пришлось бы уворачиваться от запущенного в него предмета. Но реакция Мионы весьма ошарашила Северуса – мало того, что эта рыжеволосая нахалка совершенно не удивилась его появлению, так она еще имела наглость сделать ему выговор, чеканя каждую букву, словно бросая в него камнями, извлеченными из гриффиндорской башни. Изогнув губы в едва заметной усмешке, мужчина поймал себя на мысли о том, в прежнее время, когда за один неверный взгляд, не говоря о жесте или слове, он мог с удовольствием жестко выставить зарвавшегося ученика к Мерлиновой бабушке из класса, эта всезнайка ни за что не отважилась бы на такое, и, пожалуй, он предпочел бы общение с той, кем она была раньше.
Прекрасно осознавая то, что сейчас вламывается в чужой дом, злоупотребляя гостеприимством Грейнджер, которая, наверняка, не рассчитывала увидеть его здесь после возвращения, Северус медленно прошел мимо девушки, все еще удерживающей в руках пакеты. Подавляя в себе первоначальный порыв помочь ей, зельевар принялся снимать обувь. Покончив с этим «увлекательным» занятием, мужчина обернулся, и удовлетворенно хмыкнул, обнаружив Миону, более походившую на перегретый котел с готовым выплеснуться зельем, все еще стоявшей посреди прихожей.
Мысленно поаплодировав самому себе, слизеринец старался не реагировать шипение Мисс-Раздраженной-Хозяйки-Дома, хотя перед его взглядом ярко предстала картина, как эта несносная девица запускает ему в лицо содержимое всех трех пакетов одновременно.
Окинув свою спутницу непроницаемым взглядом, чтобы в следующий момент, не давая ей опомниться, забрать все пакеты, мужчина хмыкнул:
- Всегда пожалуйста, мисс Грейнджер. Всегда к вашим услугам.
Но все же ее довод о том, что это и его ужин оказался весьма весомым. Целый день промотавшись голодным, маг готов был умять гиппогрифа. И совершенно незачем гриффиндорке было продолжать дразнить его, расписывая все, что собирается приготовить.
- На все предложенное вами, я смотрю положительно. - Продолжая изображать невозмутимость, произнес мужчина, отправляясь за Мионой следом на кухню.
Уже входя в кухонное пространство, маг чуть не поперхнулся. Тыквенный сок? Гоблинова печень! Как он осточертел за время преподавания в Хогвартсе.
- Слава Мерлину, что вы не умеете готовить «нечто в этом роде», - невольная усмешка скользнула по его губам, когда он ставил пакеты на столешницу.
И тут волшебника посетила мысль, точнее даже не мысль, а весьма странное ощущение, неизведанное ранее. Он тащит пакеты, набитые продуктами на кухню, а мисс, что-то постоянно вещая, разгружает их. Все это было ново, не характерно для его жизни вообще, или настолько глубоко спрятано в прошлом, что и не найдешь сразу. Так непривычно… Так по-… «домашнему» - подсказал внутренний голос. От осознания этого на секунду маг замер, привыкая.
Внезапно его передернуло, как от удара током. Мерлин! Как он не заметил раньше. Миона узнала его у дверей, а значит, ее память определенно не была изменена, словно утром он не наложил на нее заклятье. Снейп резко повернул голову в сторону мисс, которая уже принялась за приготовление ужина.



За готовкой Миона обычно отключалась от всего и просто наслаждалась почти механическими движениями. Помыть, нарезать, выложить, смазать, потереть… Привыкшая к тишине одиночества она не искала разговоров с мужчиной. Хотя и заметила, что, судя по тому, как он замер, смотря перед собой, то, наконец-то, сложил два плюс два и понял, что наложенное утром заклятие не возымело эффекта. Боги, как резко он повернул голову в ее сторону.
Невозмутимо продолжая готовить ужин, гриффиндорка отрицательно качнула головой, предупреждая любое его возмущение.
- Если вам нужны были ключи, нужно было просто попросить. Не советую делать что-либо подобное еще раз.
Поставив мясо в духовку, Миона развернулась и покинула территорию кухни. Пока что у нее было полчаса на то, чтобы смыть с себя этот бесконечный день. Доставая из шкафа серую футболку, черные спортивные штаны и белье, она глубоко вздохнула.
- Профессор, я могу освободить несколько полок для вас. Если нужно что-нибудь повесить, пользуйтесь свободными вешалками. Думаю, вы неплохо осмотрелись в квартире, пока меня не было.
Развернувшись, она скользнула взглядом по заправленной кровати и тут же опустила его, не пряча усмешки. Направляясь в ванную комнату, она думала о том, как повернулась ее жизнь. Мерлин, с каких пор ей стало столь наплевать на то, что происходит вокруг? Услышь она от кого лет пять назад, что будет жить со Снейпом в одной квартире, рассмеялась бы. Или даже не так… Она бы решила, что этот кто-то свихнулся. А вот теперь стоит под прохладными струями душа, пока на кухне готовится ужин на двоих.
Почему все это случилось именно с ней? С девочкой всегда и все делающей так, как нужно? Почему другим, не соблюдающим правила, плюющим на все и всех, глупым и ленивым доставалось от жизни столько удачи и тепла, тогда как Миона только и делала, что доказывала свою нужность? Ну да к черту все это. Если и дальше продолжать жалеть себя, то можно быстро скатиться вниз и тогда уже не поможет ничто. Да и тот, кто обещал скоро приехать не должен видеть ее такой.
Приведя в себя в порядок, Гермиона собрала волосы в хвост и, наконец, позволила себе отвлечься на синяки, рассыпанные по всему телу. Если бы у нее осталась хоть капля стыда, она бы куталась в одежду с длинными рукавами, но девушка на считала нужным стыдиться того, что уже произошло. Да и к чему это между двумя людьми, пережившими эту чертову войну, где все были вывернуты наизнанку? Эти следы исчезнут через какое-то время, в отличие от тех, что остались глубоко внутри. И если профессору будет не по себе, при взгляде на нее, то это его личное дело.



Спокойствие, с которым Гермиона разговаривала с ним, угрожая и, между строк, указывая на место, вызывали в маге волну раздражения. Моргана ее дери, Мисс-Наглая-Зазнайка, вероятно, чувствовала себя неуязвимой в своем доме, раз не боялась злить бывшего пожирателя смерти. Снейп вдохнул поглубже и медленно выдохнул. Он не был идиотом, чтобы размазать кое-кого по стенке, но его спокойствие было лишь видимостью. И подумать только, эта... он судорожно поискал определение похлеще, но возмущения в нем было столько, что вменяемых слов не нашлось.
Пока он сверлил своим взглядом затылок Грейнджер, она преспокойно поставила мясо в духовку, и, продефилировав к шкафу, изрекла из его глубин, что готова освободить для него несколько полок, позволив себе вдобавок, посмотреть на заправленную кровать и неприкрыто усмехнуться. Мерлин, береги эту женщину. «Дыши, Северус, дыши…» - умоляюще лепетал Внутренний. И он молчал, наблюдая за тем, как мисс отправилась в ванную. Когда за ней закрылась дверь, а через минуту стало слышно шум воды, маг, резко развернувшись, приблизился к окну. Усмешка сама собой появилось на его губах, когда мужчине подумалось, что скоро он протопчет к нему тропинку.
У окна Снейп осторожно выглянул наружу и долго шарил по видимой части улицы взглядом. Все было тихо. Что ж, оставалось надеяться на то, что это спокойствие вокруг дома не кажущееся. Мисс-Гриффиндорская-Нахалка весь день провела с воспоминаниями, хранящими его образ, черт знает где, подвергая тем самым его опасности. Кто угодно мог проникнуть в ее мысли и прочесть там все подробности недавнего прошлого. Не мудрено было бы узнать, что по ее следу придут. Но что-то подсказывало зельевару, что он ошибался, что эта невыносимая девушка таила какую-то загадку, и что ее мысли были закрыты ото всех, в отличие от их первой встречи после войны, когда он легко читал их. Мужчина задумчиво посмотрел в сторону двери в ванную. Если не сработало заклинание изменения памяти, значит она была защищена. Контрзаклинания не было. Грейнджер, похоже, не применяет теперь чары вообще. По крайней мере, он этого еще ни разу не видел. Что тогда? Вещь? Кристаллы? Магические Артефакты? Что-то смутное потерялось в памяти, что-то связанное с Лестрейндж. Но Северус не мог вспомнить, что такого было у Беллатрисы. Да и причем здесь Грейнджер? В любом случае надо будет проверить.
Шум воды стих. Снейп подошел к дивану в гостиной, на котором дремал утром и прилег на него, с удовольствием вытянув ноги. Размышления несколько успокоили эмоции. Когда открылась дверь ванной, он подложил согнутую руку под голову и чуть прикрыл глаза, из-под ресниц наблюдая, как вышла Гермиона в футболке и черных простых штанах, с волосами, забранными в хвост, вся в синяках от прошлой ночи. Если, несколькими минутами ранее, ставя пакеты с продуктами на стол, мужчина почувствовал бы по этому поводу дискомфорт, то после того, что мисс высказала, у него на лице лишь появилась мстительная ухмылка.
Миона, мельком взглянув на вытянувшегося Снейпа, прошла на кухню и, достав готовое мясо, от запаха которого засосало под ложечкой, принялась раскладывать его по тарелкам. Мисс продолжала что-то нарезать и раскладывать по посуде, а мужчина внимательно изучал ее взглядом, обыскивая каждый сантиметр стройного тела. Где ее защита? Взгляд скользил по плечам, по красивой линии груди, которую футболка не скрывала, а наоборот подчеркивала. Память услужливо подкинула воспоминание об этой самой упругой груди, у него в ладонях. Проклятие. Отогнав этот образ, он продолжил поиски.
Если мысли мисс защищал кристалл, то он должен был быть где-то на теле. Быть может в карманах? Зельевар посмотрел на аппетитную попку гриффиндорки, прикрытую черной материей спортивных брюк, спустился взглядом на бедра. Хм, утром на ней было черное платье и никаких карманов. Память явно издевалась, напоминая как восхитительно было вчера держать ее за эти самые бедра и что есть мочи загонять... Мерлин! Впору было мотнуть головой.
Тяжело вздохнув, Северус сел и открыл глаза. На его движение Гермиона повернулась в пол-оборота, открывая для взгляда восхитительно упругую линию своего бюста. И именно туда маг и уставился, мысленно раздевая ее донага, как вдруг догадка озарила его. Что это слегка выпирает под футболкой в ложбинке между грудей? Он поднял глаза на шейку мисс всю во вчерашних засосах. Ухмыляясь под нос, пришлось признать самому себе, что накануне он разошелся на славу. Взгляд наткнулся на тоненький, почти не заметный шнурок, спускающийся с шеи в разрез футболки Мионы. Вот значит, что явилось защитой от воздействия моего «Обливиэйта».

Хорошо, что он остыл, за то время, что она принимала душ, иначе этот вечер был бы просто отвратительным завершением дня. Как знать, быть может, проявляй он и в дальнейшем свое пренебрежительное высокомерное отношение к гриффиндорке, то она вышвырнула бы его из дома. И плевать на последствия. Почему она должна беспокоиться о том, какая опасность ему угрожает? Право слово, то, что мужчина сдержался, значило осознание им всей степени паршивости своего положения. Миона не собиралась пользоваться этим преимуществом, но видит небо, сейчас молчаливое признание его существования профессором играло ей только на руку.
Миона могла предположить, что профессор нервно меряет комнату шагами, пылая яростью, но нет, он был спокоен, как удав. Или казался таким, умело играя свою роль. То, как он расслабленно прилег на диван, должно было вызвать в ней спокойствие, дать поверить в то, что негатив сошел на нет, да только девушка не была дурой и знала этого человека не первый год. Немного настораживало еще и то, как он разглядывает ее из-под ресниц. А если быть уж совсем откровенной, то ей вообще не нравится взгляд, которым он внимательно окинул ее по возвращению из душа.
Чуть больше чем через пять минут, проведенных в абсолютной тишине, Гермиона закончила приготовление ужина и накрыла на ту самую столешницу, за которой они сидели прошлым вечером. Все эти минуты она чувствовала на себе заинтересованный, изучающий взгляд, как будто чего-то хотел добиться этими «гляделками».
Она чувствовала себя не в своей тарелке. Разум твердил вести себя спокойно и предельно вежливо, тогда как чувства зашкаливали. Мерлин, да она же никогда не была столь восприимчива к кому бы то ни было! (О том, с кем разговаривала днем, она строго-настрого запретила себе думать вообще, как будто ничего не было.) В один момент ей хотелось оставить суету, подойти к мужчине и опуститься на него, потянуться за поцелуем… А в другой казалось, что он неслышно поднялся с места и сейчас стоит за спиной, что вот сейчас он развернет ее к себе, приподнимет и усадит на столешницу, а потом…
Да что с тобой, идиотка?! Чтобы как-то прийти в себя, девушка глубоко вдохнула-выдохнула, что ни капли не помогло. Потом она подняла руку и провела ею сзади по шее, упиваясь воспоминаниями о его руках на коже, его поцелуях и хриплом стоне, который эхом отдавался в ушах.
Прийти в себя помогло то, как за ее спиной маг изменил положение. Отвлекшись на звук, Миона повернулась в пол-оборота и, заметив нечто торжествующее в его взгляде, едва сдержалась, чтобы не поежиться.
- Ужин готов, профессор. – Негромко известила она и почти сразу добавила, - как на счет полусладкого красного? Не могу сказать о том, правда ли оно было изготовлено семьдесят три года назад, но аромат и вкусовая гамма, на мой неискушенный взгляд, прекрасны.
Дождавшись сухого кивка, Грейнджер достала из холодильника бутылку и откупорила ее так умело, что становилось ясно, как часто ей приходится делать это самой. Когда вино было разлито по бокалам, хозяйка, наконец, села за столешницу и, осмотрев приготовленное, довольно улыбнулась уголками губ. Прежде чем пробовать мясо, она приподняла бокал и легко качнула им по направлению к зельевару.
- За еще один прожитый день. – Усмехнулась она в присущей ей, с некоторых пор, манере и отпила глоток.
Слава богам, ужин прошел более чем спокойно. Обстановку, в которой они находились, можно было назвать почти что семейной. Если у кого-то повернулся бы язык это сделать. Подавая друг другу блюда, разливая вино по бокалам и молчаливо обмениваясь короткими взглядами, они были так похожи на двух классических представителей своих факультетов, что глубоко в душе, быть может, и хотели бы снова научиться доверять, если бы не укоренившаяся привычка жить в настороженности и недоверии.
В какой-то миг девушка задалась вопросом, а что было бы, встреть они друг друга в другой жизни? Если бы не было этой ужасной войны, этого глупого противоборства между факультетами? Смогли бы они тогда общаться, как нормальные люди, нашли бы общий язык? Или и тогда нашлось бы что-то, что подобно пропасти пролегло между ними?
Скрывая свою нахмуренность, она поднялась и убрала со стола, чтобы тут же подать чай с выпечкой.

Негромкий голос Мионы вывел его из тщетных попыток вспомнить. Однако почему он прозвучал так тихо? Наверное, душ смыл пыл несгибаемой борьбы и сопротивления с Вечно-Мятежной-Мисс. Северус посмотрел девушке в глаза, и она тут же торопливо продолжила заполнять пустоту словами. Чтож, то, что люди, как правило, начинают суетиться под его пристальным взглядом, было привычно.
Хваля предложенное вино, мисс напомнила магу Люциуса. С той только разницей, что Люциус не произнес бы слово «неискушенный»... Занятно, откуда в ней это?
Пока Миона извлекала из холодильника бутылку и открывала ее, как умелый сомелье разливая вино по бокалам и, не забывая при этом слегка поворачивать бутылку так, чтобы не ронять последнюю каплю из горлышка, Снейп неспешно поднялся и подошел к столешнице. Он смотрел на безупречно оформленный и источающий великолепные ароматы ужин, в то время как мозг был занят иным.
Мужчина пришел к выводу, что на шнурке, скорее всего, висит защитный магический артефакт. Да и шнурок этот выглядит подозрительно знакомым. Смутная тень какого-то воспоминания бродила на краю сознания, но никак не воплощалась в нечто конкретное. Профессор еще какое-то время пытался ухватить его за хвост, но оно ускользало от него, как песок сквозь пальцы. Быть может, если взглянуть на кулон, все встанет на свои места.
Годы преподавательства Северуса научили его наблюдать за студентами и зачастую видеть наперед то, какими они станут во взрослой жизни. Миона была исключением из тех, чье будущее было для него открытой книгой. Она, наконец, присела напротив мужчины и окинула все приготовленное хозяйским взором. Чуть заметная улыбка в уголках ее губ говорила о том, что она осталась довольна. Кто бы мог подумать, что она станет такой?
Отпивая глоток вина из приподнятого бокала, зельевару было до невозможности непривычно видеть свою усмешку, замершую на ее губах. Это казалось чудовищно неправильным. Так не должно было быть. Они пили за еще один прожитый день, тогда как юной гриффиндорке было бы уместнее поднимать тосты за любовь или нечто в этом роде. Что до вина, то оно оказалось весьма и весьма не плохим.
Ужин в полной тишине оказался странным мероприятием. По какому-то немому обоюдному соглашению, Северус и Гермиона молча передавали друг другу блюда и поднимали бокалы с вином, лишь изредка бросая друг на друга мимолетные взгляды. За этим молчанием мужчина размышлял о том, что ему предстояло предпринять дальше. Сегодня он сделал первый ход в очень опасной игре и если все получиться, то количество его врагов приблизится к нулю. Убегать от них до бесконечности все равно не вышло бы. Рано или поздно, он устанет и допустит ошибку, так что лучше поставить все на карту и пойти ва-банк. Иногда повернуться к опасности лицом и шагнуть ей на встречу являлось необходимостью, ибо отсутствие риска порой является еще большим риском. Рисковать же зельевару было не впервой. Вот только план необходимо продумать до мелочей. Мужчина прекрасно понимал, что если что-нибудь упустит, то это будет стоить ему жизни. Впрочем, он уже давно ступил на шаткий путь, на котором каждый день полон возможностей расстаться с жизнью.
Профессор наблюдал за тем, как мисс ставит перед ним чашку с горячим чаем, за тем, как она чему-то хмурится, но он даже не пытался проникнуть вглубь ее головки, дабы узнать чему. Если у нее на шее то, что он думает, то это бесполезно. В сущности, она - молодец, подумала о своей защите, уходя сегодня утром из дома. «Вам не стоит волноваться о моей жизни, сэр...» - вспомнились ее утренние слова.
Расстегнув пару верхних пуговиц на рубашке, слизеринец снова поднял глаза на мисс. Он взвешивал все «за» и «против» того, стоит ли спрашивать у мисс о том, не пытался ли кто сегодня покопаться в ее мозгах. Наверное, можно уже этого не делать.
Маг точно знал, что дело даже не в амулете, который висел на шее девушки, и не в ее вере в его силу. Все его мысли занимало письмо, отправленное в спецподразделение по защите свидетелей Отдела Тайн Министерства Магии. Что-то подсказывало мужчине, что о нем уже известно всем – и тем, кто обеспечивал его защиту, и его врагам, беспрестанно преследовавшим его, и… уж конечно Министерской Крысе. Но разве не на это он рассчитывал, когда отправлял этот клочок бумаги днем?
За чашкой зельевар скрыл усмешку, изогнувшую его губы. Надежда на то, что расчеты окажутся верными, выводя на сцену всех исполнителей, грела душу Северуса. Ведь тогда, он сам, своими руками, принесет им то, что они так торопились заполучить, выигрывая тем самым всю партию.
- Благодарю, мисс Грейнджер. Ужин был восхитительным. - Допив чай, он поставил чашку на столешницу и посмотрел на Гермиону, терпеливо ждущую, когда можно будет отнести посуду в мойку.
- Я заметил, что вы не пользуетесь магией. – Задумчиво процедил он. - Даже бытовой. Могу я предложить вам хотя бы заклинание для мытья посуды?
Устремив вопросительный взгляд на Миону, профессор ожидал ответа.

Во время чаепития, Миона старалась как можно незаметнее наблюдать за мужчиной, сидящим напротив. Ей не хотелось показаться наглой, грубой или бестактной в эти мгновения, когда между ними восстановилась такая тишина. То, что сейчас не нужно слов, было слишком очевидно. В какой-то момент профессор расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке, что вызвало у девушки едва уловимую, ухмылку. Что ж, он уже не скрывал шрама за шарфом или воротником. Но не слишком ли быстро привык к тому, чтобы демонстрировать подобное зрелище для нее? Впрочем, то, что ее это не пугает и не отвращает, девушка предельно ясно дала понять еще накануне. И если зельевару было удобно, то пусть себе делает что угодно.
В ответ на благодарность она кивнула, и хотела было подняться, дабы прибрать здесь поскорее, чтобы после завалиться на кровать и углубиться в чтение какой-нибудь книги, как предложение мужчины заставило ее замереть. Сглотнув, мисс прикусила нижнюю губу, не в силах отвести глаз от внимательного и такого искреннего взгляда мужчины.
Как объяснить ему о том, что она, лучшая молодая ведьма Британии, избегает использования магии? Что она сторонится своей силы, намеренно живя, словно маггла? О небо, право слово, стоило ждать подобного вопроса от бывшего профессора. Но как бы разум не понимал подобную неизбежность, предложение все равно резануло по нервам. И все что ей оставалось – учтиво кивнуть, потому что рассказать ему всю правду было выше ее сил.
- Если вы этого хотите. – Развела руками девушка, показывая тем самым, что кухня в его расположении, а сама поднялась и поскорее убралась оттуда.
Не хотелось видеть того, как слизеринец изящным движением достанет из рукава палочку, как сделает несколько легких пассов и приведет все в порядок. Парой пассов, которые она пыталась стереть из памяти в числе прочих, несколько раз оставаясь лишенной силы. Не хотелось чувствовать магию, видеть ее, знать о том, чего лишилась.
Нервными шагами пересекая комнату, девушка подошла к книжной полке и, едва глядя на корешки, вытащила «Разум и чувства». Чтобы после, уже опустившись на край широкой кровати, усмехнуться случайному выбору. Хотя, ей особо не было разницы, что читать в этом вечер, ведь к чтению она прибегала только лишь для того, чтобы выглядеть занятой в глазах мужчины. Хотя он наверняка и сам не захочет лезть к ней с расспросами.
Безумно медленно переходя от строки к строке, от страницы, к странице, Грейнджер надеялась спрятаться, будто бы улитка в раковину. Вот только сделать это, когда в паре метрах от нее находился Северус Снейп, было крайне тяжело. Наконец, не выдержав, она подняла голову от книги и посмотрела на мага, расположившегося на диване.
- Мне достать комплект постельного, или вы трансфигурируете что-то из вещей? – Потерев переносицу, девушка закрыла книгу и отложила ее недалеко от себя.

Предложив мисс совершенно элементарную вещь, мужчина попытался выяснить, настолько велики ее проблемы с использованием магии. Северус скрывал истинную причину заинтересованности, осторожно задевая этот секрет гриффиндорки. За магией хозяйки он мог бы скрыть собственную, дабы оставаться как можно дольше незаметным. Эта идея была в числе тех, которые пришли ему в голову, еще в момент встречи, когда он решил воспользоваться приглашением Мионы и заглянуть к ней в гости. Но реальность оказалось иной.
Вот и теперь он подметил несколько более яркую реакцию, чем можно было бы ожидать. Гермиона буквально замерла, судорожно сглотнув, закусив губу и устремив свой немигающий взор прямо в его черные глаза. Это продолжалось несколько длинных мгновений, на протяжении которых слизеринцу казалось, что она хочет что-то сказать. Если бы не амулет, сейчас профессор мог бы узнать о том, что с ней происходит. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что за всем ее весьма странным поведением явно что-то крылось и, надо признать, достаточно серьезное, раз одна из лучших учениц Гриффиндора, да что там Гриффиндора, всего Хогвардса, амбициозная ученица, не применяет даже простенькие чары. Еще пару секунд Миона вела внутреннюю борьбу с самой собой, после чего стало очевидно ее бегство.
Мисс повела руками, показывая, что кухня в распоряжении мужчины и поспешно ретировалась к книжным шкафам. «Слишком быстро», - как всегда во время подметил проснувшийся Внутренний, и маг согласился с ним. Грейнджер побежала прятаться за книги, прямо как во время учебы в школе. А ведь Снейп еще тогда заметил за ней эту особенность. И заметил по одной простой причине, Мерлин его дери. В юности он сам часто поступал точно также, погружаясь в строки, как в спасительный кокон защитного заклинания.
Как бы то ни было, Северус вздохнул и извлек волшебную палочку. Пары взмахов хватило, чтобы на кухне воцарился идеальный порядок. Окинув преобразованное пространство оценивающим взглядом и удовлетворившись увиденным, волшебник лишь на пару мгновений задержался на усердно читающей Гермионе. С одной стороны странно было ощущать, что тебе дают полную свободу перемещения по квартире. Миона не выставила еще ни одного требования по поводу правил пребывания на ее территории. Никаких: «туда не ходить, это не открывать, этим полотенцем не пользоваться, кран закрывать, мимо унитаза не писать». Она даже предложила мужчине полки и вешалки в своем шкафу. С другой, Снейп привык к пребыванию в компании исключительно самого себя. Не найдя лучшего решения в данный момент, он просто вернулся к дивану, который уже пару раз за сегодня послужил для него убежищем, и расположился на нем так, чтобы видеть Миону. Не то, чтобы он собирался следить за ней, скорее просто привык максимально контролировать территорию, на всякий случай.
Спустя почти полчаса девушка все так же сосредоточенно читала, хотя, через некоторое время наблюдений, присмотревшись внимательнее, маг понял, что сосредоточенно она лишь старается читать. Ее взгляд периодически будто замирал, отчего Грейнджер сидела смотря невидящим взглядом в одну точку. Потом, вдруг опомнившись, мисс снова начинала бегать глазами по книжным строчкам, и все повторялось. Она явно не могла сосредоточиться, думая о чем-то. Стоило ли спрашивать о причине ее задумчивости или просто подойти, снять с хрупкой шеи артефакт и подглядеть? В любом случае это взаимное молчание не могло продолжаться вечно. Да только было тихо, тепло, сыто, спокойно и, как результат, Северуса разморило. Мысли стали путаться и ускользать, как вдруг голос Грейнджер заставил его резко открыть глаза. Мерлинова борода, зельевар и сам не заметил, как задремал.
Первые несколько секунд у него ушли на то, чтобы прийти в себя. Когда смысл, сказанного мисс, дошел до слизеринца вполне отчетливо, он усмехнулся. У нее все же хватило смелости выдворить его из хозяйской кровати. Впрочем, это являлось вполне законным требованием. Но, почему-то, не смотря на всю разумность и обоснованность этой мысли, Снейп почувствовал легкий, но неприятный и весьма болезненный укол самолюбия. С чего бы это?
- Любой вариант, мисс. Что вам легче вытерпеть в вашем доме?
Он приподнял бровь и вопросительно воззрился на Миону, не оставшуюся в долгу и пару секунд пристально смотревшую на него. Наблюдая за мисс, Северус вдруг понял, что не сделал кое-что, что, вероятно, было нужно сделать еще утром.
- Хмм... Миона… - Моргана его укуси, как тяжело далось позвать бывшую ученицу по имени, отчего маг едва уловимо поморщился. - Могу я вас так называть?
Профессор замолчал, ожидая реакции, а девушка остановилась и как-то, несколько замедленно, кивнула в знак согласия. Решала позволить или нет? Он поймал ее взгляд, брошенный вскользь на горло, и неприятный холодок пробежал вдоль всего позвоночника. Не задумываясь о том, что делает, Северус машинально поднес руку к вороту рубашки. Драконье дерьмо! Пальцы уже стремительно исправляли этот промах, являющийся результатом того, что зельевар слишком расслабился, наслаждаясь временной безопасностью.
- Миона, вы завтра дома? Ведь завтра воскресенье.
Черт возьми, он наверняка свихнулся, раз эти простые слова показались ему неоднозначно прозвучавшими. Или ему только показалось, что создалось такое впечатление, будто он собираюсь пригласить мисс провести выходной где-нибудь за городом. Снейп, конечно, предпочел бы в этот момент просто встать, развернуться и выйти куда-нибудь, освободив обоих от взаимного присутствия. Тем более, не нужно быть великим оклюментом, чтобы понять, что Грейнджер так же привыкла находиться одна и ей не уютно в компании своего старого преподавателя. Но все дело было в том, что выйти ему просто было некуда.


glava-8-sindromi-psihicheskih-narushenij.html
glava-8-socialnaya-psihologiya-grupp.html
    PR.RU™