Глава 8. Модельное мышление.

В конце 1970-х годов необычайно возрос интерес к теориям ускоренного обучения. В течение многих лет правительства финансировали приоритетные программы разработки методов подсознательного обучения. Такие ученые, как Георгий Лозанов и Владимир Райков достигли впечатляющих результатов, но лишь незначительная доля информации просочилась сквозь железный занавес. И только после публикации в 1979 году книги Шейлы Острандер и Линн Шредер под названием «Суперобучение» эти методы стали широко известны на Западе. До этого момента большинство ученых в Соединенных Штатах работали в потемках, пытаясь из обрывков слухов, сплетен и выхолощенных докладов точно воссоздать методологии, использованные коллегами из Советского Союза. В те времена даже прорывы таких пионеров, как Джин Хаустон, Роберт Мастерс и мастера гипноза Милтона Эриксона, были слабо освещены в научной литературе и почти так же недоступны, как результаты советских исследователей.

Именно в годы первых открытий я впервые натолкнулся на технику, ставшую одним из наиболее мощных средств арсенала ускоренного обучения, — модельное мышление. Этот метод позволяет человеку по своему усмотрению становиться на время любой исторической личностью (со всеми ее талантами), будь то Леонардо да Винчи, Микеланджело или Эйнштейн, и раскрывать таким образом собственные неведомые способности.

Арлингтонский эксперимент.

В марте 1977 года наша группа решила провести эксперимент на квартире у одного из друзей в Арлингтоне, штат Вирджиния. Нашим принципом было «все или ничего». Мы хотели опробовать множество новых улучшенных методов обучения, используя себя в качестве гвинейских свиней. Хотя тогда еще не были опубликованы точные описания приемов, мы восстановили их насколько возможно по жалким обрывкам доступной научной информации.

Применяя воссозданные методы, мы надеялись, что по крайней мере одному из семнадцати повезет и удастся добиться хоть какого-то результата. Тогда, сконцентрировав все внимание на счастливчике и тщательно исследовав изменения, можно было бы постараться повторить результат и в конце концов разработать рабочую методологию. Оглядываясь назад сегодня, я не припоминаю, чтобы кто-то из нас тогда питал большие надежды.

Однако мы были совершенно ошарашены тем, что произошло. Почти все из опробованных нами методов дали поразительные результаты, причем все участники эксперимента ощутили их лично. Лишь много позднее, занимаясь разработкой метода потока образов, я начал постигать теоретические основы тех успехов. А тогда, на рабочих заседаниях 1977 года, результаты говорили сами за себя.



Одним из наиболее запомнившихся был опыт девушки, которую я назову Мэри. Как и каждый из нас, она согласилась пойти на эксперимент по проверке обучаемости незадолго до начала очередного заседания. Она решила попробовать себя в игре на скрипке. На свой первый урок музыки Мэри отправилась всего за неделю до эксперимента, до этого ее пальцы ни разу в жизни не касались смычка. Поскольку она работала секретарем в офисе в Вашингтоне на полную ставку, времени на занятия у нее почти не было. Тем не менее, когда через неделю после заседания на втором уроке Мэри поиграла несколько минут, удивленный учитель объявил, что он собирается перевести ее в класс наиболее способных учеников! На втором экспериментальном заседании, две недели спустя, Мэри просто поразила нас мастерской игрой.

Эффект Райкова.

Способности к игре на скрипке развились у Мэри так быстро благодаря эффекту Райкова. Советской психиатр Владимир Райков разработал метод, называемый искусственным перевоплощением. Он основан на использовании глубокого гипноза с целью убедить человека, что он физически стал одним из известных истории гениев.

Когда Райков перевоплощал людей, например, в Рембрандта, у них необычайно быстро проявлялись способности к рисованию. Однако после окончания гипнотического воздействия испытуемые не могли вспомнить ровно ничего. Многие даже недоверчиво усмехались, когда им показывали их рисунки, сделанные в состоянии гипноза.

Райков показал, что таланты, раскрывающиеся под гипнозом, частично сохраняются и впоследствии — несмотря на то, что испытуемые не верят, будто были Рембрандтом (или кем-то другим). Этот потрясающий остаточный эффект и сделал метод Райкова не просто экспериментальным курьезом, а практическим средством ускоренного обучения. Более того, как нам удалось выяснить в Арлингтоне, эффекта Райкова можно достигнуть и не прибегая к гипнозу.



Почему так получается?

Эффект Райкова — это несколько больше, чем просто современная версия древнего и весьма могущественного обычая. С доисторических времен пророки, оракулы и шаманы принимали образы богов, духов, животных и неодушевленных предметов, с тем чтобы овладеть знаниями. Наскальные рисунки двухтысячелетней давности, изображающие воинов с головами животных, которые обнаружены в местах, подобных Ласко, скорее всего, воспроизводят экстатические ритуалы, по-разному называемые антропологами: одни именуют их заменой внешней оболочки, другие — полетом духа, третьи — овладением духом. Племена, традиционно занимавшиеся охотой, группировались по кланам, идентифицировавшимся с определенными символами животного мира — например, Клан Орла с орлом, а Клан Медведя с медведем. Члены медвежьего клана должны были участвовать в ритуалах, где, нацепив на себя чучело головы медведя и изображая медвежьи повадки, они превращались на время в медведей, чтобы глубже постичь дикую природу, которая была единственным источником их благосостояния.

Даже в наши дни многие уверены, что в результате можно достигнуть обладания подлинной сущностью другой реальности или другого измерения. В современном мире подобные приемы приобретают облик харизматических христиан, общающихся друг с другом на странных и малоизвестных языках; гаитянских танцоров, становящихся богами Вуду; пришельцев нового времени, говорящих неземными голосами. Психологи, скорее всего, припишут подобные явления замены внешней оболочки процессам острой диссоциации, при которых определенная часть сознания человека отщепляется и живет как отдельная личность.

Какое бы из объяснений мы ни предпочли, ясно одно: мужчины и женщины в течение тысячелетий делили свои телесные оболочки с другими существами — реальными или вымышленными. Имеется масса свидетельств, что, находясь в преображенном состоянии — трансе, люди способны демонстрировать обычно недоступные им умения, таланты, знания и даже физическую силу и ловкость.

Метод Мерлина.

Один из путей использования эффекта Райкова иллюстрирует известная сцена из бродвейского мюзикла «Камелот», поставленного по британской легенде о короле Артуре. В ней мудрец Мерлин в своем воображении превращает юношу, который потом станет королем Артуром, в различных животных. Соколом паря в небе, Артур слышит голос Мерлина: «О чем знает сокол и что неведомо Артуру?» Артур смотрит вниз, и ему открываются просторы Британии. Он видит раскинувшееся на земле лоскутное одеяло враждующих племен и принимает решение объединить их.

Этот вымышленный эпизод был навеян традициями кельтского фольклора. Мерлин — один из поздних друидов Древней Британии, способных превращать себя и других в любые живые существа или неодушевленные предметы. Легендарный друид Мак Рос однажды, надев на себя головной убор из птичьего оперения, улетел на небеса. Персонаж старинного Уэльсского эпоса, бард Тельезин похвалялся: «Я могу менять свой облик... я был каплей дождя; я был сияющей звездой... я орлом летал над землей... я был щитом в бою... я был струною арфы... я был всем».

Подгонка?

Возможно, подобные полеты воображения, если они действительно имеют место в жизни, можно объяснить провоцирующим действием подгонки — эффекта де Боно, описанного в главе 7. Другими словами, они способны «включать» творческое мышление всего лишь появлением в мозгу комплекса ощущений, которые редко встречаются вместе. Попытки насильно сочетать необходимые компоненты создают благоприятную почву для рождения нового образа — гештальта.

Такая подгонка сыграла решающую роль во время мозговой атаки в корпорации «Gillette» в 1980 году. Участники получили инструкцию представить себя волосками. И в таком качестве они обсуждали свойства шампуней, которые доставили бы им наибольшее удовольствие. Некоторые жаждали мощного очистителя для удаления грязи; другие, опасаясь за свои секущиеся концы, просили о более мягком воздействии. В конце концов люди-волоски пришли к новой формуле шампуня, которая автоматически удовлетворяла все их пожелания. Изобретенный таким образом «Silkience» остается и сегодня одним из лидеров на мировом рынке.

Личность против личности.

Подгонка — важный прием, но он не объясняет и половины явлений, связанных с тем, что я называю модельным мышлением. Человеческий интеллект, по-видимому, имеет почти неограниченные возможности диссоциации — расщепления на отдельные личности. По все еще малопонятным причинам личности-отщепенцы могут обладать способностями и талантами, не присущими их родителю. Как будто мозг время от времени находится во власти то одного, то другого хозяина.

Множественное сознание.

Иногда травма в детском возрасте приводит к расщеплению личности на целый спектр индивидуальностей, живущих своей полноценной жизнью. Это явление известно как множественное сознание. Индивидуальности, населяющие жертву, не только отличаются почерком, артистическими талантами и знанием иностранных языков, но им свойственны также и различные аллергические реакции, заболевания и даже восприятие наркотиков. Ученые подтвердили, что страдающие множественным сознанием демонстрируют существенные различия в энцефалограммах при переходе от одной субиндивидуальности к другой, хотя это представляется почти таким же немыслимым, как изменить отпечатки пальцев.

Говорящие призраки.

С одним из наиболее странных диссоциативных явлений я столкнулся во время эксперимента, проведенного доктором Раймондом А. Муди-младшим. Заинтригованный загадочной мировой фольклорной традицией использования зеркал и отражающих бассейнов в качестве окон в мир духов, доктор Муди предложил двадцати пяти испытуемым, внимательно вглядываясь в зеркало, попытаться установить контакт с ушедшими в мир иной. В результате двенадцать человек сообщили, что они «видели» умерших. Некоторых видения продолжали преследовать, когда они оставались дома одни, даже по прошествии значительного времени после эксперимента.

В некоторых кругах, и на совершенно законном основании, несомненно, станут утверждать, что эти люди видели настоящих духов. Лично я думаю, более вероятно, что видения представляют собой диссоциированные элементы сознания самих испытуемых. Все они в один голос говорили, что видения были отчетливыми и абсолютно такими же, как в жизни; кроме того, мне кажутся характерными сообщения о продолжительных беседах с привидениями. Причем столь поразительные наблюдения исходили от людей, которые не подвергались гипнозу и были вполне нормальными и здравомыслящими, — никто из них не имел склонности к суевериям или спиритизму.

Ну и наконец, эксперимент Муди раскрыл совершенно новое явление в психологии, которое может подвести нас к объяснению сущности эльфов, фей, гномов, ангелов, гоблинов и других волшебных существ, населявших народные сказания на протяжении всей истории.

Персонажи явных сновидений.

«Видения» Муди можно связать с явными снами, обсуждавшимися в предыдущих главах. При первом упоминании о явных сновидениях (Маркус Харвей де Сен-Дени, 1867 г.) Маркус утверждал, что он мог в своих снах «вызывать тени умерших, а также по своей воле превращать людей и предметы».

Я подозреваю, что Маркус не столько изгонял духов умерших, как считалось тогда, сколько создавал диссоциированные персонажи снов — такие жизненные и независимые в своих действиях, что он сам поверил, будто они живые существа. Специфика явных сновидений определила развитие новой научной области, называемой внутриличностной психотерапией; с помощью нее люди избавляются от неврозов, воскрешая и устраивая очные ставки фигурам из своего прошлого — как живым, так и мертвым.

Психолога Поля Толи из Университета Франкфурта, например, беспокоили сны, в которых к нему являлся с угрозами умерший отец. В конце концов во время явного сна Толи вызвал образ отца и словесно сразился с ним, в результате чего тот превратился «в более примитивное существо — что-то вроде животного или мумии». «При этом, — сообщил Толи, — меня переполнило чувство триумфа».

Толи также рекомендует технику, весьма напоминающую преображения друидов, — проникновение в телесную оболочку другого персонажа сна. Он приводит случай с девушкой, которая во время явного сна перевоплотилась в юношу, чьего внимания она тщетно добивалась. Оказавшись «внутри» объекта своей любви, она смогла увидеть вещи его глазами.

«Мне стало ясно, почему он был так сдержан со мной, — рассказывала она впоследствии. — И я поняла, что он никогда не ответил бы на мои чувства». В результате девушка смогла положить конец бесплодной и испепеляющей ее страсти.


glava-8-rabota-s-vashimi-predstavleniyami.html
glava-8-rasstrojstva-nastroeniya.html
    PR.RU™